Международная Академия Гуманизации Образования (История)


Рейнхард Гольц:

Международная Академия Гуманизации Образования (МАГО1):

Воспоминания о времени вокруг ее основания


  1. Магдебург (Германия) и Бийск (Россия): Места рождения МАГО

Это был интенсивный день в педагогическом институте города Магдебурга в сентябре 1992 года. Я должен был подготовиться к занятиям на предстоящий зимний семестр, отредактировать статью, завершить работы по академическому самоуправлению. В этот день не было ничего необычного. И все-таки, ситуация в восточногерманском ВУЗе и спустя три года после распада ГДР все еще сильно отличалась от западногерманских учреждений. Правда, неопределенность и неуверенность относительно дальнейшего существования педагогического института в Магдебурге и, в частности, дальнейшая занятость сотрудников института педагогики уменьшилась; тем временем, возникли новые структуры в сфере обучения, науки и академического самоуправления. Но повседневная работа все еще носили отпечаток различных содержательных и личностных проблем этого затянувшегося процесса трансформации.2

Но особенным в этот день было то, что ко мне прибыл незнакомый до этого коллега – ученый в области образования – из Советского Союза, находящегося тогда в стадии распада, чтобы поговорить о сотрудничестве в области науки и обучения. Он появился в сопровождении офицера Советской Армии, которая до 1994 года дислоцировалась в Восточной Германии. Офицер показал ему дорогу в Педагогический институт и одновременно должен был сыграть роль переводчика. Но последнее не понадобилось; мы несколько часов беседовали на русском языке, что приносило непосредственно нацеленный результат и явилось началом двадцатилетней надежной дружбы. Гостем был проректор Бийского государственного педагогического института (Сибирь, Алтайский край), д-р Михаил Николаевич Берулава, профессор педагогики. В последующем его имя – также в связи с моей работой в Педагогическом институте г. Магдебурга (с 1993 Магдебургский университет) – будет упоминаться достаточно часто.


  1. Конференция в сибирском Бийске и ее последствия

В сентябре 1993 года я последовал приглашению М.Н. Берулавы на организованную им конференцию в Бийском педагогическом институте. Поездка в сибирский город, расположенный недалеко от китайской границы, сохранилась в моей памяти по различным причинам. В период между 1970 и 1992 гг. я многократно совершал поездки в Советский Союз. Мой опыт того времени в отношении общественного транспорта я оценил бы как неплохой. По крайней мере, условия на авиационном транспорте я считал скорее хорошими или сносными. Но после развала Советского Союза ситуация, казалось, резко изменилась. В этот переходный частью хаотичный период заметнее стал дефицит профессиональной этики и обязательств некоторых сотрудников в прежних государственных учреждениях. Возникало впечатление, что, например, авиационная отрасль перешла в ненадежные руки и как технически, так и в отношении сервиса стала небрежной. Некоторые примеры могу привести из личного опыта.

До названной конференции в Бийске в 1993 года нужно было добираться через Москву и Барнаул (Сибирь). В московском аэропорту «Внуково» я вместе с другими пассажирами ожидал посадки в самолет на Барнаул. Посадка явно задерживалась, потому что экипаж был не в полном составе. Наконец, появился пилот. Он миновал ряд ожидающих пассажиров, хотя, прямым шагом, но, все-таки, не совсем трезвым, и отправился в кабину. Небольшие неожиданности во время полета, как, например сломанные спинки кресел и т.д. не стоит описывать здесь подробно. В таких условиях иначе воспринимается, в целом, такое нормальное явление в полете как турбулентность.

Однако я приземлился в аэропорту города Барнаула. Теперь необходимо было узнать, добраться до Бийска, расположенного в 200 километрах от аэропорта. В ближайшее время не было ни поезда, ни автобуса. После короткого размышления, я решил взять такси. В аэропорту я уже познакомился с тремя российскими участниками конференции; таким образом, у нас была одна дорога. Я пригласил их поехать со мной в Бийск на такси. Туда мы, более или менее нормально, добрались через несколько часов. Я не спросил моих попутчиков относительно их участия в оплате поездки, так что они, не попрощавшись и не поблагодарив, сразу же занялись вопросом своего размещения в гостинице; после этого я их больше не видел.

По пути в мой номер я случайно стал свидетелем одного интересного разговора. Два молодых русских человека, как позже выяснилось, сотрудники Бийского педагогического института, которыми было поручено курировать иностранных гостей, разговаривали о своих задачах во время конференции. Они, по-видимому, посчитали меня за соотечественника, и не подумали, что я могу быть одним из тех иностранцев. Один рассказывал другому, что он должен сопровождать некого доктора Рейнхарда Гольца из Магдебурга. Он вообще не знал, приедет ли он вообще, и если да, то каким путем. После этого я представился на русском языке. Речь шла об Олеге Заякине, у которого я позже – совместно с профессором Рудольфом В. Кекком (университет г. Гильдесгейм) – был научным руководителем, и который в 2003 защитился у меня в Магдебурге3. Наше почти 20-летние сотрудничество и дружба в будущем будут расширяться в рамках переводческих проектов.

Во время конференции в Бийске у меня состоялся также первый разговор с будущим Президентом Российской Академии образования в Москве, профессором Николаем Дмитриевичем Никандровым, о образовательно-политическом развитии в трансформационных процессах в России и Восточной Германии. Мой научный интерес в историческом и современном развитии педагогики в России усилился не только благодаря его работам, но и другим представителям этой Академии, например, профессору Владимиру Пантелеймоновичу Борисенкову, многолетнему главному редактору крупнейшего (советского, а позднее российского) педагогического журнала «Педагогика» и настоящему Президенту «Международной славянской Академии образования», со штаб-квартирой в Тирасполе (Молдавия, Приднестровье), а также Володару Викторовичу Краевскому, одному из значительный российских теоретиков образования того времени. В 1999 году я совместно с коллегой Р.В. Кекком был избран международным членом Российской Академии образования.


  1. Теоретические дискуссии в непосредственном преддверии создания МАГО

После конференции в Бийске М.Н. Берулава и я оставались в постоянном контакте. В это время у него созревала мысль, чтобы сотрудничество между нами развивалось в более широком интернациональном контексте и, наконец, было бы поставлено на уровень образовательных учреждений. Мы согласились с тем, что необходимо познакомить с этой идеей наших прежних партнеров из России и других постсоветских государств, а также из Польши, Чехии, Венгрии, Болгарии и других пост-социалистических стран и по возможности быстро реализовать её. Исходя из научных и организационных причин, прежде всего, из-за специфического опыта процесса трансформации и объединения в (Восточной) Германии, было необходимо заручиться поддержкой не только восточногерманских учреждений и коллег (так как после политических перемен в распоряжении были различные оценки и развития), но и западногерманских коллег с соответствующим опытом и интересом в подобной кооперации. Наряду с другими на эту идею откликнулись, например, профессора Р.В. Кекк (Университет г. Гильдесгейма), Хейн Реттер и Вальтер Айзерманн (оба из Университета г. Брауншвейга), а также Вернер Виатер (Университет г. Аугсбурга). В. Виатер и Р.В. Кекк были уже активно вовлечены в процесс демократического преобразования восточногерманской сферы высшего образования. Х. Реттер был знаком нам благодаря исследовательским проектам о рецепции реформаторской педагогики Петера Петерсена в Восточной Европе4, а для В. Айзерманна при его согласии сыграли роль его биографические моменты. Его интересная для чтения автобиография содержит много воспоминаний о России в качестве солдата Второй Мировой войны, а также интересные детали его поездок в контексте деятельности МАГО и его встреч с российскими коллегами. 5

М.Н. Берулава стремился к международному объединению ученых-педагогов в форме свободного исследовательского и образовательного учреждения, поддерживаемого частично обществом, а также частными инициативами. Основной целью являлся вклад в переориентирование образования в странах переходного периода на свободной и социально ответственной основе. В конце Советского Союза, еще во времена Горбачева и его политики перестройки гласности, в общественную реформаторскую дискуссию уже вошло требование «гуманизации и демократизации» общественной жизни и, в частности, образования. С этим был связан особый вид Ренессанса Национальной (Российской) и Международной реформаторской педагогики. 6

Предложение Берулавы о создании «Международной Академии гуманизации образования» стало – после развала советской системы и связанных с этим противоречивых развитий и ориентаций в области образования – актуальней, чем когда-либо. Наконец, его предложение стало одним из важных пунктов повестки дня международной конференции, которая состоялась в ноябре 1994 года под моим руководством в университете Магдебурга по теме «Педагогика во времена общественных переломов». Участники прибыли из Эстонии, Литвы, Польши, Чехии, России, Японии и Германии. Собственно исходным пунктом был возросший интерес в историческом и современном педагогическом развитии стран Европы, расположенных к Востоку от Германии, то есть региона с самыми резкими общественными переменами. В центре были вопросы о том, что происходит с педагогикой во времена общественных переломов, то есть в конфликте между традициями и инновациями, какую роль играет исторический опыт международной реформаторской педагогики (Progressive Education) в современных педагогических реформаторских дискуссиях?

Свыше тридцати докладов, которые были сделаны на Магдебургской конференции, были опубликованы в сборнике.7 Там же находится доклад М.Н. Берулавы (в соавторстве с Константином Колтаковым и Олегом Заякиным). Здесь и в другом месте Берулава развивает одну из своих важных тем, которая с тех пор определяет его педагогическое и образовательно-политическое мышление и деятельность: гуманизация образования через интеграцию содержания образования.8 Уже во время данной конференции проявилось, что требование «гуманизации образования» спровоцировало и, по-видимому, как и прежде провоцирует спорные дискуссии и вопросы. Эти дискуссии позднее нашли свое отражение в статьях, и там было также указано на исторические аспекты гуманизации образования.9 В данном историческом контексте необходимо было также учесть международную реформаторскую педагогику. Совершенно очевидно постулаты многих направлений реформаторского мышления были нацелены на гуманизацию образования, прежде всего, на фон перехода от «педагогики от учителя» к педагогике «от ребенка». Независимо от различных воззрений, например, на отношение индивидуальности и социальности, деятельности и развития личности и т.д., в этом отношении появляются такие имена, как Толстой, Кей, Гурлитт, Монтессори, Гансберг, Корчак, Деклори, Ферье, Виникен, Блонский, Кершенштейнер, Дьюи и т.д. Именно эти имена, а также имена представителей американской гуманистической психологии постоянно всплывают в России в связи с термином гуманизация образования. Уже в 1993 году известный российский педагог Гершунский критиковал до того времени не преодоленную догматическую интерпретацию принципа политехнического образования и трудового воспитания, а также отсутствие индивидуализации обучения в Российской школе. В этом контексте он установил, что в России всё еще не исчерпана «возможность гуманизации образования».10 Здесь речь шла об ориентации на индивидуума на основе решающих изменений психолого-педагогической и дидактико-методической работы в образовательных учреждениях, а также об их более эффективной связи с социально-экономическими факторами. Другие российские педагоги, в том числе М.Н. Берулава, основывали гуманизацию образования на гуманистической психологии и – как говорится- на идеи интеграции содержания образования, т.е., прежде всего, на ориентировании образования, на единстве человека, на его индивидуальных духовных, физических и психических потребностях. Иногда в этом контексте всплывало также понятие «гуманитаризация».11

Немецкие участники названной Магдебургской конференции 1994 года задавали в данной дискуссии, например, вопрос о возможных опасностях неравновесия между индивидуальным и социальным рассмотрением, о превосходстве индивидуализации и о чрезмерном доверии природной гармонии в воспитании, а также возможном пренебрежении социальных факторов, которые чувствуются в некоторых педагогических новшествах. «Антиномии педагогической деятельности», как, например, »парадокс индивидуализации», дискутировался в Германии еще сильней.12 Обсуждались не только некоторые приемы несколько односторонне понятой гуманистической психологии и связанной с этим американизацией, но и идея интеграции содержания образования. В Германии уже с 1960 годов продолжались дискуссии о содержательно-интегративном методе в педагогике.13 В некоторых немецких работах была непосредственно установлена связь между интеграцией содержания образования и гуманизацией образования. Х. Эрнст (1993), например, видел основу гуманистической или гуманизируемой школьной политики и педагогики в теории единого учения на фоне единой картины человека. Вначале он также исходил из гуманистической психологии, то есть из трудов Гольдштейна, Роджерса, Бюлерса, Маслоу и т.д., а также из психологической антропологии Олпорта. Школьная педагогика занималась целостным человеком. Можно коротко сказать вместе с Песталоцци и Дьюи: головой, рукой и сердцем. В. Буддрус и В. Паллаш писали: «Учение происходит и протекает не только в голове! (...) однако не достаточно простого добавления чувства и тела, чтобы создать изменение». И здесь мысль целостного учения играет центральную роль: «Во многих методах гуманистической педагогики предпринимается попытка снова привязать элементы данного односторонне созданного канона общеобразовательных знаний с его участниками. Это происходит с установлением основных моментов в личностно значимом обучении и учении и для выравнивания преобладающего учения, центрированного на знании. Подобная переоценка схожа с устремлениями, которые предпринимались в реформаторской педагогике“.14 И в России проявилась картина временно прерванного 'непробудного сна' национальной и интернациональной реформаторской педагогики не только в отношении педагогики, но и в отношении гуманистической психологии. В контексте дискуссии о «гуманизации образования» особенно четкими стали импликации реформаторской педагогики. Р.В. Кекк, приемник М.Н. Берулавы на посту Президента МАГО, сделал позже дальнейшее разъяснение этому понятию.15

  1. Магдебургская конференция 1994 года как место подготовки создания МАГО в Бийске в 1995 году

Во время Магдебургской конференции М.Н. Берулава попросил меня пригласить некоторых участников из Эстонии, Литвы, Польши, Чехии, России, Японии и Германии на встречу, на которой он бы изложил возможности участия в «Международной Академии Гуманизации Образования». Я пошел навстречу его желанию, хотя из-за этого спонтанного изменения хода конференции возникли большие организационные проблемы. Так называемая «немецкая пунктуальность» была справедливо поставлена некоторыми участниками под вопрос, так как встреча данной группы16 длилась примерно два часа, в то время как другие участники в неуютной атмосфере помещения ждали продолжения конференции.

М.Н. Берулава информировал о том, что он недавно юридически уже зарегистрировал эту Академию в России. Стало ясно, что термин «Международная» станет правомочным лишь при условии привлечения, по крайней мере, присутствующих иностранных ученых. Кроме того, он указал также на недавно созданный и впервые появившийся в 1994 году журнал «Гуманизация образования», который должен был сопровождать деятельность Академии статьями интернациональных ученых в области педагогики, психологии и других гуманитарных наук.

На основе этой информации разгорелась – как уже было отмечено – живая и частью противоречивая дискуссия о самых различных теоретических и практических организационных вопросах предложения Берулавы. Стало ясно, что ответ на вопросы различных (национальных, интернациональных, исторических, актуальных, предметных и т.д.) перспектив участников представлял собой долгосрочную задачу и в соответствии с общественным развитием постоянно требовал понятийных изменений. Некоторые участники хотели знать, идет ли речь при создании академии о российской организации с интернациональным участием, или об интернациональной организации с местоположением в России (Бийск, Москва или другое место); какими будут являться основные формы работы, временные отрезки для встреч и т.д.; как должна финансироваться деятельность академии; каким образом могла быть долгосрочно гарантирована научная независимость академии; какая издательская и редакционная ответственность должна быть в Бийске и как я в Магдебурге; как необходимо структурировать руководство академии и т.д. Была достигнута договоренность о том, что, по возможности, привлекать к этому большее число участников конференции, а также – через соответствующие органы – проинформировать все заинтересованные лица о результатах встречи. Наконец, было предложено на основе проводимой М.Н. Берулавой конференции в июне 1995 года в Бийске по теме «Проблемы гуманизации образования в наше время» с участием ученых из возможно большего числа стран продолжить дискуссию и выяснение названных и других содержательных и организационных вопросов. Тем самым должно произойти окончательное создание академии. Кроме того, была достигнута договоренность подать заявки на финансовую поддержку конференции в Бийске в организации соответствующих стран. Эта встреча во время конференции в Магдебурге явилась важным этапом на пути создания МАГО. В целом конференция показала, какие новые возможности международной кооперации в области гуманитарных наук дают трансформационные процессы. Японский участник конференции, резюмируя, написал, что для него педагогическая дискуссия стала своеобразным импульсом, а Магдебург явился для него «местом интеллектуального посредничества между Востоком и Западом».17


  1. Первый конгресс МАГО в Бийске в 1995 году

1995 стал годом окончательного создания МАГО в Сибирском городе Бийске. М.Н. Берулавой и его коллегами – в сотрудничестве с другими российскими учреждениями – была созвана международная конференция, которая во многих отношения может быть описана в превосходной степени. Эта «первая конференция ‘Международной Академии Гуманизации Образования’“ с 27-го по 29-е июня 1995 несомненно осталась в памяти многих зарубежных участников. Российские коллеги проявили себя отличными организаторами и радушными хозяевами для более 100 педагогов, философов, социологов, психологов, историков и других ученых, заинтересованных в основной идеи академии, из России, стран СНГ, Великобритании, Германии, Франции, США, Канады, Чехии и Польши. Здесь в Бийске, а также в Сочи, поздним местоположением МАГО, проявилась содержательная сила и профессионализм российских организаторов. Наряду с плотной, но хорошо организованной программой конференции со многими докладами российских и иностранных участников не было недостатка в культурных и кулинарных наслаждениях. Особенно здесь можно было испытать ее – восхваляемую ‘русскую душу’, как она ‘празднует и живет’, общеизвестное русское гостеприимство. Незабываемо и великолепное озеро Ая и впечатляющий ландшафт вокруг места проведения конференции. С некоторой неловкостью я думал относительно материального оснащения нашей сравнительно (очень) бедной Магдебургской конференции 1994 года, но я уверен, что с другими зарубежными участниками овладевало то же самое чувство. В целом было и остается профессиональное и щедрое оформление подобных конференций в России (в том случае, если они организуются М.Н. Берулавой и его коллегами) правилом, а не исключением, что показывали и сегодня показывают поздние конференции МАГО в Сочи на Черном море.

В приглашении18 на конференцию в Бийске были затронуты следующие сферы, касающиеся круга проблем «гуманизации образования»: философия и культурология; теория и история образования и профессионального образования; педагогическая психология и психология развития; инновации в теории развития личности.

Еще до начала конференции М.Н. Берулава привлек внимание российской общественности и особенно региональных и местных СМИ к своему проекту и при этом к будущей кооперации Магдебургским университетом, а также указал на международную конференцию 1994 года.19 Тем самым и в регионе и в городе Бийске была подготовлена почва для щедрой поддержки местных учреждений – это, впрочем, одна из тайн успеха М.Н. Берулавы при организации подобных мероприятий. Этому принципу он остался верен и до сегодняшнего дня в своих различных функциях и сферах деятельности20. Другим принципом было и остается активное и умелое вовлечение иностранных партнеров в конкретное проведение конференций, например, благодаря их ответственному сотрудничеству в комиссиях программы, в качестве заседателей в пленарной части или руководителей круглых столов, а также в редакционной работе по подготовке публикаций докладов конференций и т.д. Объемный информационный материал, а также заранее переданные и опубликованные в брошюре тезисы докладов также относятся к подготовке конференции.21

Во время этой конференции были обсуждены решения участников из 16 стран и в заключении они были приняты. В документе конференции, составленном на русском, английском и немецком языках, отражаются частью очень пессимистические настроения, взрывоопасные политические позиции и перспективы в первой половине 1990-х годов, то есть короткое время спустя после значительных политических и общественных переломов. Здесь заметен отход от односторонней ориентации на индивидуальность и пренебрежения социальности к личности. Очевидно, что позиции некоторых немецких ученых (например, Р.В. Кекк) и других западных участников были повержены, так как в России, по моим наблюдениям, дискуссия в первые годы после развала Советского Союза не была свободна от индивидуалистических преувеличений – предположительно как отказ от традиционной коллективной педагогики. В документе говорится: «кризис гуманизма во всех областях культуры и общества» держит сейчас в плену все индустриальные страны. (…) Большая традиция гуманизма перед лицом всемогущества технического развития вплоть до глобальных экологических катастроф стала почти бессильной. Современная техника делает человеческие отношения бесчеловечными и сводит их до простых технических функций (…). состояние деморализированного общества заметно, не в последнюю очередь, и по сегодняшнему духовному положению России. Массовая культура ориентируется на самые примитивные инстинкты человека и распространяет насилие и эгоизм. (…) но необходимо констатировать и следующее: хорошая система образования и воспитания, которая ориентируется на идеалы гуманизма, является важным гарантом против прогрессирующей дегуманизации общества. Не в последнюю очередь, это гуманитарные дисциплины философия, психология и педагогика, которые могут выдвинуть человеческие качества на передний план, чтобы поддержать идеал демократичного общества, так как это в большей степени связано с формированием личности, с раскрытием ее духовной автономии. Для образования слово ‘гуманизм’ означает ориентацию педагогики, как в направлении социальной ответственности, так и личной свободы. На этом диалектическом единстве покоятся раскрытие и сохранение человеческого достоинства. Пафос подобной гуманистической педагогики находит свое оправдание в будущей перспективе, отмеченной здравым смыслом и совместной деятельностью“. В данном документе подчеркивается, что участники конференции приходят в этом к соглашению и делают вывод, что

  • основание международной академии гуманизации образования, гуманистическая реформа образования и междисциплинарное сотрудничество педагогов, философов, социологов и психологов из представленных стран рассматривается как необходимое требование времени;

  • журнал этой академии (Гуманизация Образования / Humanisierung der Bildung / Humanization of Education) должен представлять соответствующие научные методы для воспитания личности;

  • направлять внимание политических и экономических сил в мире на проблему гуманизации образования;

  • для выполнения данных намерений и вместе с тем для распространения идеи гуманизации образования конгрессы академии должны созываться каждые два года.22

Конференцией 1995 года было создано действительно международное объединение представителей гуманитарных, социальных и педагогических наук, которые рассматривают гуманизацию образования как исторически обоснованную, своевременную и смотрящую в будущее задачу (см. также:  http://www.voppsy.ru/issues/1995/956/956142.htm).

Это не означает, что в последующее время между (например) российскими и немецкими членами Академии не было различных позиций в отношении определенных аспектов, связанных с понятием «гуманизация образования». Диалектическое единство или соразмерение индивидуальности и социальности личности, описанное в принятом решении, было несколько лет спустя (и это, по-видимому, так до сих пор) интерпретировано по-разному. Это можно, например, увидеть в некоторых российских публикациях.23

  1. Языковые и профессионально-терминологические проблемы

Подобного рода интернациональные объединения всегда должны преодолевать языковые и профессионально-терминологические проблемы24. Кто не участвовал в международных конференциях, в которых доклады воспринимались лишь акустически по причине отсутствия владения соответствующим языком конференции (конечно, в большинстве случаев, английским), или из-за профессионально-терминологических проблем перевода. Очень часто присутствуют дивергирующие исторические, культурные и другие процессы развития, опыты и восприятия в соответствующих странах, которые могут привести к терминологическим проблемам понимания. С одной стороны, это может стать длительной проблемой подобных объединений, но, с другой стороны, источником новых задач, вопросов и методов объяснения для всех участников. Работа МАГО особым образом была и остается связанной с данной проблематикой. Не только в специальной работе в публикационных органах Академии, но и в целом, речь идет в кооперации и коммуникации, которые осуществляются в МАГО, чаще всего, на трех языках (русский, английский, немецкий) всегда о том, чтобы правильно выразить мысли на соответствующем языке с его терминологическими требованиями, особенностями и преимуществами. Одновременно речь идет о том, чтобы соблюсти международные стандарты и сделать переводы понятными по направлению и по содержанию. Однако языковое понимание не создает per se также и культурное понимание. Удавшаяся языковая и культурно адекватная коммуникация является предпосылкой для настоящей кооперации в теории и практики, кооперации, которая не остается только на бумаге. Многоязычность, по крайней мере, двуязычность может явиться большим вкладом в данную коммуникацию. Мы очень хорошо знаем, что многоязычность до сих пор является скорее преимуществом малых народов, язык которых не является одновременно мировым языком. С другой стороны, мы также знаем, что люди, которые в качестве родного языка говорят лишь на одном (в настоящее время) мировом языке (английском языке), по понятным причинам не особо мотивированы в том, чтобы осваивать другие (или, по крайней мере, один из важнейших) языки, естественно, с определенными исключениями. Конечно, это способствовало бы лучшему взаимопониманию, а также специальной научно-терминологической коммуникации, если бы через соответствующий язык партнера открывался бы аутентичный подход к его литературе, социальным инстанциям, СМИ, социальным фактором. Основатель российской педагогики, Константин Д. Ушинский (1824-1870), отмечал, что действительная школа является тем, что представляет историческая жизнь народа: религия, природа, семейная жизнь, предания, поэзия, законы, литература. Напротив, сила образовательных учреждений полностью не имеет значения, если она построена искусственно и поверхностно.25 Настоящая коммуникация на иностранном языке была для него не «пустым разговором за чайным столом», а пониманием духа, души этих народов и созданной ими литературы.26 Но в ближайшем будущем не стоит ожидать реального общего изменения ситуации. Но и в дальнейшем будет необходимо, переводить, например, немецкие и российские научные публикации на современный мировой язык № 1, для того чтобы иметь возможность глубже понять трансформационные процессы в образовании, воспитании и социализации.

И ученые-педагоги МАГО часто используют в разговоре со своими международными партнерами научные термины, которые отмечены специфической национальной коннотацией. Конечно, нередко случается, что термины уже проникли в международный научный язык, то есть допускают одинаковую интерпретацию во всех участвующих странах. Часто заметны национальные особенности, которые – на первый взгляд – усложняют обсуждение, но, с другой стороны, могут обогатить соответствующий термин и связанные с этим теоретические и практические взгляды. В данном процессе присутствуют неизбежные кажущиеся ассимилятивные процессы, которые на современном этапе являются адаптацией к английскому языку. Специфическая неотъемлемая ценность других языков не должна «пасть жертвой». Все это станет релевантным только тогда, когда соответствующая международная кооперация не останется многочисленными цитатами на бумаге, а отразится в конкретных общих научных и учебных проектах. В подобной фазе кооперации Академия находится перманентно. Этому помогают словари, которые в плане сопоставления располагают по содержанию рядом друг с другом важнейшие понятия и элементы кооперации с точки зрения различных языков, причем становится ясным, что они могут походить друг на друга, отличаться друг от друга или даже быть независимыми друг от друга. Существуют примеры для подобных научных вспомогательных средств. Здесь мне хотелось бы назвать авторов изданной МАГО российско-немецкой книги «Менеджмент средней и вышей школы: 100 новых понятий»27. Оптимальным для нашей кооперации было бы, если бы имели что-то подобное для нашего англо-немецко-российского дискурса. В данном контексте своеобразным импульсом мог бы стать „Handbook of Educational Terms & Applications“28. Заслуживает внимания обширный проект разработки многотомного русско-немецкого словаря (РНС) магдебургскими и другими лингвистами.29

Эта проблематика стала очевидной уже на конференции 1995 года, но еще больше во время редакционной работы в обоих публикационных органах МАГО, журнале и выходившем с 1998 года Ежегоднике (оба появляются – временами сбивая с толку – под одним названием «Гуманизация образования»).30 Так как все до сих пор появившиеся статьи в обоих периодических изданиях приводятся в библиографии моим коллегой др. Янушем Даум, то, по крайней мере, по названиям статей можно понять основные пункты дальнейших дискуссий внутри МАГО, а также в других научных кругах. В то время как журнал в последующие годы выходил в Сочи и выпускался редакционной коллегией во главе с М.Н. Берулава и Г.А. Берулава, то Ежегодники с 1998 до 2002/03 гг. готовились моим коллегой др. Вольфгангом Майрхофер (Магдебургский университет), Р.В. Кекк (Гильдесгеймский университет) и мной, и выходили в свет в издательстве Петер Ланг. С 2005/06 Ежегодник издается Х.-У. Грундер и Р.В. Кекк в Шнейдер Ферлаг Хоенгерен.31

Уже в 1995 году внимательный наблюдатель мог получить впечатление, что организатор этой большой международной конференции, М.Н. Берулава, скорее вырос из своих задач в ту пору ректора Бийского педагогического института и соответствовал более широкому и сильно независимой области применения своих способностей. Сюда же относится и некоторые разногласия в области институтской политики с прежним руководством вуза. Это нашло свое красноречивое выражение в статье Берулавы в журнале «Гуманизация образования», которая содержала его критические замечания по отношению к несовременными взглядами и действиями руководства вуза,32 и это было завершение его деятельности в Бийске.

М.Н. Берулава переехал в солнечный Сочи на Черном море. Я не говорю здесь о климатических различиях между двумя городами. Кто знаком с Сочи, тот знает, что это место не нуждается в туристической рекламе. И образовательно-научные учреждения в Сочи, особенно те, которые созданы группой Берулавы, также имеют большую притягательную силу для российских и иностранных гостей. Одним из примеров этому может служить конференция на тему «Развитие творческих способностей в условиях гуманизации образования», которая была организована в ноябре 1996 года в Сочи Галиной33 и Михаилом Берулава в сотрудничестве с российскими государственными образовательными учреждениями, в которой я – вместе с Р.В. Кекк и Вальтером Айзерманном – принял участие.

Не только участие в этой конференции, но и другие поездки членов Академии в соответствующие места проведения конференций были очень сильно связаны с возможностями финансирования. Известно, что почти все пути в российские города, например, Сочи, вели (и ведут) через Москву. Приезжая в Москву, необходимо было, например, в 1990 годы ждать много часов следующего полета или планировать дополнительную остановку в гостинице. В этот раз В.П. Борисенков перед полетом в Сочи предоставил нам для ночлега свою квартиру.

7. Создание фонда и другие структурные изменения

Неизбежные поездки, связанные с деятельностью международного объединения, почти всегда наталкивается на финансовые и материальные границы, и год 1997 отметился для работы академии, прежде всего, большой дискуссией относительно вопросов финансирования. Наряду с постоянно возникающим вопросом о затратах конференции и других видов деятельности речь шла и о том, как решить проблему затрат запланированного издания ежегодника МАГО. Не только поэтому, но также и в интересах повышения эффективности информационных структур внутри соответствующих национальных групп членов академии и улучшения международного сотрудничества необходимо было создать фонды или филиалы академии в отдельных странах. Благодаря уплате членских взносов возможным пожертвованиям членов и симпатизирующих лиц появлялась возможность покрытия финансовой потребности конференций, публикаций и т.д., по крайней мере, частично. И неизвестно, получилось ли подобное – кроме Германии – в другой стране-участнице. Создание подобного немецкого фонда стало возможным, в конечном счете, благодаря широкой инициативе Р.В. Кекка. Опираясь на свой опыт, а также в сотрудничестве с коллегами из Гильдесгейма и Магдебурга он смог образцово разрешить значительные правовые, бюрократические, и технические задачи при создании подобного органа. И сегодня соответствующие инициативы могут служить примером для других стран. 24-го января 1997 в университете города Гильдесгейма был создан «Фонд Международной Академии Гуманизации Образования“. Р.В. Кекк, избранный председателем данного фонда, смог 12-го ноября 1997 года проинформировать членов академии о том, что «что мы, наконец, (можем) вздохнуть свободней. барьер для допуска некоммерческого объединения и внесения в реестр объединений преодолен. (…) В окружной сберегательной кассе Гильдесгейма был открыт счет (…).“34 С основанием данного фонда, который также должен быть открыт для иностранных участников, появился не только ориентировочный структурный пункт для немецких членов академии, но и для академии в целом. я был предложен правлением для руководства изданием ежегодника, и потому создания фонда было важным как со структурной точки зрения, так и с позиции связанной с этим, по крайней мере, частичной финансовой поддержки данного публикационного органа академии – наряду с журналом, выходящим в свет в Сочи и в Москве.

В правлении фонда было решено, что основная редакционная работа над ежегодником «Гуманизация образования» будет осуществляться в Магдебурге. Конечно, статьи приходили не только от членов академии. Составленный Я. Даум библиографический обзор всех важнейших статей уже сам по себе показывает, какие трудности приходилось преодолевать во время рецензировано - научной, редакционной и организаторско - технической работе. Конечно, мы стремились к тому, чтобы, по возможности, приводить документацию источников, способ цитирования, формат статей и т.д. к единообразию. И хотя были печатно-технические правила, но многие статьи приходилось многократно возвращать авторам для переработки. При редакционной работе с научными докладами из частью различных стран опытные коллеги знают, о чем идет речь. В этом контексте существовала и существует частью значительная разница, например, между немецкими и русскими статьями в работе с источниками, цитатами и т.д. Другой задачей было наше требование о публикации статей на выбранном авторами языке (русский, немецкий или английский) и о приложении к каждой статье резюме на других оставшихся языках. Эти и другие проблемы должны были решаться наряду с постоянной заботой о финансировании затрат на печатание, а также наряду с основной профессиональной преподавательской деятельностью. Работа над ежегодником была, несомненно, особым бременем, но и одновременно богатым опытом. Благодаря редакционной деятельности были укреплены существующие связи, появились новые контакты и оживлены дискуссии о дальнейшей работе академии. Многие опубликованные в ежегодниках с 1998 по 2002/03 гг. статьи имеют как актуальное, так и перспективное значение. К сожалению, мы не развили необходимую стратегию для распространения и рекламы ежегодника.

Я еще не упомянул о том, что я был в это время, как для фонда, так и для МАГО в целом чем-то вроде правой руки. Эвфемистический 'исполнительный директор' хотя и стоял в «шапке» корреспондентских отправлений, но распространенное в английском разговорном языке 'Gofer' было, по-видимому, более четким. С подобной функцией были связаны не только содержательно интересные, но и занимательные работы на иностранных языках, а также многие мелкие, изматывающие бюрократические виды работ, которые делать во временном отношении всегда труднее при собственных задачах в качестве преподавателя вуза в обучении, науке и иной академической деятельности.

Другими важными событиями были международный симпозиум по теме «Дидактика в контексте (пост) модерной педагогики и концепции гуманизации образования», проведенный с 7-го по 11-е сентября 1998 года в университете г. Гильдессгейма ...“35 а также конференция МАГО, созванная в 2000 году в Сочи. Уже в преддверии этой конференции М.Н. Берулава сообщил об освобождении его от обязанностей Президента и предложил выбрать новый Президиум. Фонд под руководством Р.В. Кекк выработал предложения для нового устава академии, который был обсужден в Сочи и проголосован.36 Р.В. Кекк во время данной конференции был избран новым президентом, а М.Н. Берулава был избран почетным президентом МАГО.37


8. Коммуникационные проблемы внутри МАГО

Далее я хотел бы упомянуть некоторые результаты конференции МАГО, которая прошла в 2002 году на факультете педагогических наук Свободного Университета города Боцена (место проведения: Бриксен, Тироль). Конференция была подготовлена и проведена под руководством проф. др. Вернера Виатера (университет г. Аугсбурга). Программно речь шла о важной как вчера, так и сегодня тематике «школа в чужой стране – чужие в школе». Гетерогенность, двуязычность – культурное тождество и интеграция38. Конференция в Боцене, несомненно, принадлежала в содержательном плане к самым интересным и оживленным в истории МАГО, и организованные во время конференции экскурсии в доломитовые Альпы остались в неизгладимой памяти многих участников. Одновременно, по моему наблюдению, в это время наблюдалось определенное идейное и организационное расхождение между российскими и немецкими основными фигурами академии. Причинами для этой с годами усиливающейся тенденции были – с сегодняшней точки зрения – по-видимому, не только научно-дифференциальные различия, но и некоторые организационные шероховатости, которые, как мне кажется, вытекали из отсутствия согласия между прежним магдебургским и новым гильдесгеймским руководством академии. Во время ежегодного собрания академии, которое проводилось в рамках конференции, я объяснил, что я по причине большой загрузки, о чем говорилось выше, не хочу далее исполнять обязанности исполнительного руководителя. К сожалению, уже и в преддверии конференции я не участвовал в ее подготовке. Коллеги из Гильдесгейма были вынуждены за короткое время решить многие организационные задачи. Небольшой эпизод, возможно, проиллюстрирует особенную ситуацию: были приняты новые члены. Я вспоминаю, например, об удивленных лицах некоторых предположительно 'новых' русских коллегах, которым – с небольшой хвалебной речью – торжественно вручались свидетельства. среди них находился, например, ректор Бийского университета, проф. др. Константин Колтаков, который был одним из первых принят в члены по случаю конференции 1995 года в Бийске, который, наконец, сам был одним из основателей академии и, естественно, уже гордым владельцем свидетельства (по русской традиции 'в золотой рамке') … А также некоторые сопутствующие факторы, находящиеся вне академической сферы, привели к снижению готовности к переговорам и в последующих годах, вплоть до 2004 года, к фактическому разрыву между немецкими и российскими организационными структурами МАГО. К этому добавилось то, что некоторые новые представители других российских учреждений не развивали адекватных отношений с группой Берулавы. С определенного времени проходил еще обмен единичными информациями о соответствующей академической деятельности. После 2002 года стали снова происходить временные пересечения конференций, проводимых, с одной стороны, группой Берулавы и, с другой стороны, руководством МАГО. Зарубежные участники и коллеги, заинтересованные в работе академии, которые хотели участвовать как в мероприятиях Берулавы, так и в мероприятиях академии, не могли это сделать из-за подобной ситуации. Таким образом, в сентябре проводилась ежегодная международная конференция в Сочи, а также конференция МАГО, которая – хотя и раз в два года – точно совпадала по сроку с конференцией в Сочи. Собственно говоря, речь шла о незначительной, решаемой организационной проблеме, но она не признавалась таковой ни академией, ни в Сочи, и из-за отсутствия диалога быстро исчез интерес в работе другой стороны. Ситуация обострилась, когда в контексте конференции МАГО, проводимой в российском Новгороде, возникло подозрение в том, что проводимая Берулавой в это же время конференция была запланирована им и мной как конкурентное мероприятие с целью нанесения вреда МАГО.39 Уже вскоре один из членов президиума извинился передо мной от имени МАГО за данный неудобное выражение.40 Доклады конференции 2004 года были, кстати, опубликованы в 2006 году в отдельном сборнике.41

Однако названные и другие организационные проблемы привели при сохранении корреспонденции с президиумом МАГО окончательно к длительному 'радиомолчанию' между обеими сторонами. Сюда добавились тогда чрезвычайно затратные, сложные правила российских виз, которые не добавляли радости поездки. Тем временем образовательные учреждения, основанные М.Н. Берулавой в Сочи и Москве, 42 получили такое развитие, что они требовали полной концентрации их участников, так что больше не было речи о кооперации с МАГО.

В период между 2004 и 2011 гг. я работал в качестве приглашенного профессора канадского университета Летбриджа, а также курировал различные канадско-немецкие проекты обмена.43 Мои особые связи с Канадой состоялись благодаря доктору Казу Мазуреку, профессору исторической и сравнительной педагогики и доктору Маргрет Винцер, профессору реабилитационной педагогики. С Казом Мазуреком я познакомился еще в Бийске в 1995 году, а с Маргрет Винцер в 1996 году на конференции в польском Кракове.

Моя работа между 2004 и 2011 гг. Была наполнена и другой международной деятельностью, например, как члена Российской Академии образования в Москве и ее конференциями, как члена Международной славянской Академии в Тирасполе (Молдавия, Приднестровье) и т. д. Однако, я прилагал усилия совместно с Р.В. Кекком и Президентом МАГО с 2008 года, проф. др. Ольгой Яуманн-Грауманн, не порвать окончательно контакты с коллегами в Сочи. В этом контексте необходимо назвать также инициативы профессора Ганса-Ульриха Грундера (Президент МАГО с 2004 по 2006) и Иоганнеса Вильдта (Президента МАГО с 2006 по 2008). В 2009 году состоялась конференция МАГО в Гильдесгейме, результаты которой были опубликованы в 2010 году44, и в сентябре того же года М.Н. Берулавой было организована конференций в Сочи. Здесь я познакомился с проф. др. Артуром Эллисом из Тихоокеанского университета Сиэтла (США), который пригласил меня с докладами и который также посещал с рабочими визитами и докладами Магдебургский университет. Между тем мы ежегодно встречаемся на конференциях с Сочи и работаем над совместными проектами в области исторической и сравнительной педагогики.

9. Обзор

Как только речь заходила о приглашения на конференцию МАГО, то коллеги из США и Канады, а также другие зарубежные коллеги в унисон жаловались на то, что конференции МАГО и в Сочи проходят в одно и то же время. Мы спрашивали себя, является ли это для обеих сторон (МАГО и Сочи) неразрешимой проблемой. Я разговаривал об этом как с президентом МАГО, O. Грауманн, так и с обоими почетными президентами МАГО, Р.В. Кекком и М.Н. Берулавой. Мы были едины в том, что эти непонимания могут быть преодолены; уже согласование сроков проведения конференций могло бы повлиять на разрядку ситуации. Так как проведение конференций в Сочи уже давно проводятся для всей России во вторую неделю сентября, мы предложили проводить конференции МАГО, которые проходят каждые два года в третью неделю сентября, в любом случае планировать после конференции в Сочи. К сожалению, это еще не получилось сделать на 2012 год по причине уже сделанного плана МАГО.45 Но есть надежда, что это произойдет в 2014 году. Независимость обеих сторон, естественно, не может подвергаться сомнению. Однако возможности восстановления разумных отношений должны быть ответственными и свободными от предрассудков, совершенно в смысле собственных и изначальных целеполаганий и в интересе более эффективного использования научных и материальных ресурсов с обеих сторон.


__________________________________________________________________

Сноски:

1 Русское название Академии: „Международная Академия Гуманизации Образования“ (МАГО); немецкое название: „Internationale Akademie zur Humanisierung der Bildung“. Но во избежание недоразумений, а также следуя тренду интернационализации – используется почти во всех случаях английская версия (включая сокращение IAHE).

2 См. статьи в: Krüger, H.H. / Marotzki, W. (1994) (Hrsg.): Pädagogik und Erziehungsalltag in der DDR. Opladen: Leske + Budrich; Cloer, E. / Wernstedt, R. (1994) (Hrsg.): Pädagogik in der DDR. Weinheim: Deutscher Studienverlag; Marotzki, W. (1993) (Hrsg.): Wieviel Pluralismus braucht der Mensch? Eine Hochschule sucht ihre Identität. Weinheim: Deutscher Studienverlag; Steinhöfel, W. (1993) (Hrsg.): Spuren der DDR-Pädagogik. Weinheim: Deutscher Studienverlag

3 Zajakin [Заякин], O. (2004): Die Herbart-Rezeption in der russischen Pädagogik seit der Mitte des 19. Jahrhunderts. Ein Beitrag zur Geschichte des Herbartianismus. Münster: LIT Verlag. (Это был первый том серии, изданной Р.В. Кекком и Р. Гольцем в издательстве LIT, с названием «Историко-сравнительные исследования международного образовательного диалога»).

4 Retter, H. (1995): Die Beziehungen Peter Petersens zu osteuropäischen Ländern in den dreißiger Jahren - unter besonderer Berücksichtigung Polens. In: Böttcher, L. / Golz, R. (Hrsg.): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag, S. 78-116

5 Eisermann, W. (2008): Zwischen Gewalt und Frieden in einem doppelgesichtigen Jahrhundert. Hamburg: Verlag Dr. Kovac

6 Golz, R. (1995): Zur Renaissance der Reformpädagogik als Teilaspekt pädagogischer Neuorientierungen in ausgewählten Ländern Osteuropas. In: Böttcher, L./Golz, R. (Hrsg.): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag, S. 10-30; Гольц, Р. [Golz, R.] (2001): Проблемы cравнения постановки вопросов немецкой и русской педагогики в современном процессе трансфомации. [Problems of Comparison of German and Russian pedagogical issues in the present transformation process.] В: Гуманизация Образования. Москва / Сочи, № 1 / 2000, стр. 91-126 (published both in German and Russian); Golz, Reinhard (1998): A Component of Paradigmatic Shift in Education: The Renaissance of Reform Pedagogy (Progressive Education) in Central and Eastern Europe. In: Golz, R. / Keck, R.W. / Mayrhofer, W. (Hrsg.): Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 1998. Frankfurt a. M.: Peter Lang, S. 189-206

7 Böttcher, L. / Golz, R. (1995) (Hrsg): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag

8 Берулава, М.Н. (1994): Интеграция содержания образования в педагогическом вузе. Бийск: НИЦ БиГПИ; Berulava, M. / Koltakov, K. / Zajakin, O. (1995): Zur Geschichte der Integration der Bildungsinhalte – Schritte auf dem Weg zur Humanisierung der russischen Bildung. In: Böttcher, L. / Golz, R. (1995) (Hrsg): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag, S. 159-180; Berulava, M.N. (1995): Zur Arbeit einer modernen Schule im Kontext der Humanisierung der Bildung. In: Golz, R. / Keck, R.W. / Mayrhofer, W. (Hrsg.): Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 1998. Frankfurt a.M. (et al.): Peter Lang, S. 15-27

9 Keck, R.W. (1998): Editorial: Zur Humanisierung der Bildung. In: Golz, R. / Keck, R.W. / Mayrhofer, W. (Hrsg.): Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 1998. Frankfurt a. M.: Peter Lang, S. 9-14; Golz, Reinhard (1998): A Component of Paradigmatic Shift in Education: The Renaissance of Reform Pedagogy (Progressive Education) in Central and Eastern Europe. In: Golz, R. / Keck, R.W. / Mayrhofer, W. (Hrsg.): Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 1998. Frankfurt a. M.: Peter Lang, S. 189-206

10 Гершунский Б.С. (1993): Россия: образование и будущее. Челябинск

11
Зинченко В.П. (1993): Гуманитаризация образования. В: Российская педагогическая энциклопедия. Москва; Golz, R. (1995): Zur Renaissance der Reformpädagogik als Teilaspekt pädagogischer Neuorientierungen in ausgewählten Ländern Osteuropas. In: Böttcher, L. / Golz, R. (Hrsg.): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag, S. 10-30; Golz, R. (2001): Terminologische Erkundungen zum Verhältnis von Ethnizität und Pädagogik im gegenwärtigen Russland. In: Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 2001. Frankfurt a.M. (et al.): Peter Lang, S. 86-105

12 Helsper, W. (1995): Pädagogisches Handeln in den Widersprüchen der Moderne. In: Krüger, H.-H. / Helsper, W. (Hrsg.): Einführung in Grundbegriffe und Grundfragen der Erziehungswissenschaft. Opladen, S. 30


13 Semmerling, R. (1989): Integration. In: Lenzen, D. (Hrsg.): Pädagogische Grundbegriffe. Band 1. Stuttgart: Rowohlts Enzyklopädie, S. 740-750

14 Buddrus, V. / Pallasch, W. (1995): Annäherungen an die integrative Pädagogik. In: Buddrus, V. (Hrsg.): Humanistische Pädagogik. Bad Heilbrunn, S. 15-25

15 Кекк Р.В. (2000): Десять принципов гуманизации образования в свете диалога о педагогических реформах на Востоке и Западе. В: Гуманизация образования. Москва - Сочи, № 1/2000, стр. 23-35

16 Участники данной совещании были: из России: проф.др. Михаил Н. Берулава, проф.др. Галина А. Берулава, др. Олег Р. Заякин; из Германии: проф.др. Рейнгард Гольц, проф.др. Р.В. Кекк, дипл.-пол. Вернер Кортхаазе, др. Вольфганг Майрхофер; др. Венделин Срока; из Чехии: проф. др. Карел Ридл, проф.др. Иржи Вачек; из Польши: проф.др. Ян Зебровски.

Ниже приведенные коллеги не смогли по организационным причинам принять участие в совещании, но позднее были проинформированы о результатах совещания. Они – также как и вышеназванные участники – принципиально позитивно отнеслись к предложениям Берулавы; речь идет о коллегах:

из Эстонии: проф.др Иржи Орн; из России: проф.др. Валентин Пилиповский, др. Михаил В. Кларин;  из Польши: проф. др. Стефан Рудник, проф. др. Хенрик Породжинский;  из Латвии: проф. др. Людвиг Грундулис, проф. др. Имантс Плотникс.

17 Miyazaki,T. (1995): Magdeburg – ein Ort geistiger Vermittlung zwischen Ost und West. In: Böttcher, L. / Golz, R. (Hrsg.): Reformpädagogik und pädagogische Reformen in Mittel- und Osteuropa. Münster: LIT Verlag, S. 308-310

18 The 1st International Congress on the Problem of Humanization of Education: Program. Biysk: RPC 1995

19 «Алтайская правда» от 6.12.1994, а также «Вестник института» (Бийский государственный педагогический институт) от 1.1.1995

20 Наряду со многими функциями М.Н. Берулава является, например, Ректором университета Российской Академии образования в Москве, Президентом «Международного инновационного университета» в Сочи, депутат Государственной Думы Российской Федерации (http://urao.edu/institute/page/mainpage; http://www.miu-sochi.ru.); см. тоже: Берулава, М.Н. (2012): Воспоминания о создании Международной Академии Гуманизации Образования. В: Вестник университета Российской Академии Образования. Номер 1-2012, стр. 8-11 (http://www.vestnikurao.ru/pics/File/pdf/VESTNIK_URAO_1-2012_actual.pdf);  см. тоже: ДУБРОВИНА, И.В. / СЕМЕНОВ, И.Н. (1995): ПЕРВЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ПО ПРОБЛЕМЕ ГУМАНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ. В: http://www.voppsy.ru/issues/1995/956/956142.htm

21 Berulava, M.N. / Krayevsky, V.V. / Bestuzhev-Lada, I.V. / Golz, R. (1995) (Eds.): The 1st International Congress on the Problem of Humanization of Education: Abstracts of Papers. Biysk: RPC 1995

22 Немецкая версия документа содержит примечание: „C:\WINWORD\KECK\KONGRES1.DOC/gedr. 14.07.95“ (личный архив Гольца)

23 Берулава М.Н. (1998): Индивидуализация образования как необходимое условие гуманизации процесса образования и воспитания. Сочи: Российская Академия образования. Институт теории образования и педагогики (филиал Сочи)

24 Гольц. Рейнхард (2000): Проблемы сравнения немецких и русских постановок вопросов педагогики в современном трансформационном процессе. В: Гуманизация образования. Международный журнал педагогики и психологии. Москва / Сочи (на русском и немецком языке), № 1/2000, стр. 90-125; Гольц, Р (2001): A Comparison of Intercultural Education in Germany, Canada, and Russia. В: Гуманизация образования. Москва / Сочи, № 1/2001, стр. 77-90; Golz, R. (2001): Terminologische Erkundungen zum Verhältnis von Ethnizität und Pädagogik im gegenwärtigen Russland. In: Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 2001. Frankfurt a.M. (et al.): Peter Lang, S. 86-105

25
Ушинский К.Д. (1948): О народности общественного воспитания. В: Собрание сочинений. (11 томов) Т. 2. Москва/Ленинград: Издательство Академии педагогических наук, стр. 148

26
Ушинский К.Д. (1960): Гимназическая педагогика Карла Шмидта. В: Архив К.Д. Ушинского. Т. 2. Москва: Издательство Академии педагогических наук, стр. 49; см. также: Golz, R. (1993): Zur Rezeption der Gymnasialpädagogik Karl Schmidts durch K.D. Uschinski. In: Golz, R./Mayhofer, W. (Hrsg.): Beiträge zur Bildungsgeschichte in Sachsen-Anhalt. Bad Heilbrunn/OBB: Klinkhardt, S. 102-113

27
Graumann, O.; Keck, R.W; Pewsner, M.; Rakhkochkine, A.; Schirin, A. (Hrsg.) (2004): Schul- und Hochschulmanagement: 100 aktuelle Begriffe. (Менеджмент средней и вышей школы: 100 новых понятий) Hildesheim: Universitätsverlag

28
Ellis, A.K. / Fouts, J.T. (1996): Handbook of Educational Terms and Applications. Princeton: Eye on Education

29 Belentschikow, R. (Hrsg.) (2003-2011): Russisch-Deutsches Wörterbuch. Im Auftrag der Akademie der Wissenschaften und der Literatur Mainz. Wiesbaden: Harrassowitz (1: А-В – 2003, 2: Г-Е – 2003, 3: Ж-Й – 2004, 4: К – 2005, 5: Л-М – 2006, 6: Н - 2008, 7: O – 2009; 8: П-ПОДЗОНА – 2011); см. также: http://www.russisch-und-mehrsprachigkeit.de/2010/04/neues-mitglied-prof-renate-belentschikow/

30 Речь идет о выходящем в свет в Германии Ежегоднике «Гуманизация образования. Ежегодник Международной Академии гуманизации образования» и о публикуемом в России журнале «Гуманизация образования. Психолого-педагогический международный журнал». Названия публикационных органов приводятся на трех языках (немецкий, русский, английский): Humanisierung der Bildung; Гуманизация Образования; Humanization of Education.

31 Grunder, H.-U. / Keck, R.W. (Hrsg.): Humanisierung der Bildung. Jahrbuch 2005/2006. Baltmannsweiler: Schneider Verlag Hohengehren

32 Берулава М.Н. (1996): Обращение Президента Международной Академии гуманизации образования к читателям журнала. В: Гуманизация образования, № 1/1996, стр. 3-4

33 Др. Галина, А. Берулава, профессор психологии; директор института технологии образования «Российской Академии образования» ректор «Международного инновационного университета» в Сочи (Россия); автор нескольких книг по методологическим и иным аспектам и проблемам психологии, например: Берулава, Г.А. (2009): Методология современной психологии. Москва — Воронеж: Издательство НПО «МОДЕК»; Берулава, Г.А. (2009): Методологические ориентиры современной психологии. Москва: Издательство Университета РАО

34 Письмо Председателя Фонда, Р.Ф. Кекк, от 12-го ноября 1997 (личный архив Гольца)

35 Keck, R.W. (Hrsg.): Didaktik im Zeichen der Ost-West-Annäherung. Zur Didaktik im Kontext (post-)moderner Pädagogik und Konzeption zur Humanisierung der Bildung. Münster/Hamburg/London, LIT Verlag 1999, S. 127-139

36
Я указываю здесь на соответствующие протоколы, находящиеся в архиве Р. Гольца и в Президиуме МАГО. О современном уставе МАГО можно прочитать в Интернете: http://www.iahe.eu/

37
Берулава, М.Н. (2012): Воспоминания о создании Международной Академии Гуманизации Образования. В: Вестник университета Российской Академии Образования. Номер 1-2012, стр. 8-11 (http://www.vestnikurao.ru/pics/File/pdf/VESTNIK_URAO_1-2012_actual.pdf)

38
Keck, R.W. / Rudolph, M. / Whybra, D. / Wiater, W. (Hrsg.) (2004): Schule in der Fremde – Fremde in der Schule. Heterogenität, Bilingualität – kulturelle Identität und Integration. Münster: LIT Verlag

39 Письмо прежнего Президента МАГО (проф. др. Ганс-Ульрих Грундер) от 11-го октября 2004 в мой адрес (личный архив Гольца) невольно показал организационные проблемы того времени в МАГО, но, с другой стороны, особую заинтересованность участвующих лиц в деле Академии. В письме Президента МАГО с ультимативным «требованием объяснения» говорится., что собрание в Новгороде было возмущено тем, «что некоторые члены отказались от участия или отозвали свои заявления об участии за короткое время до начала конференции – объяснив, что они принимают участие в конференции в Сочи по подобной теме.» Я должен был ответить на вопросы: относительно темы и инициаторов конференции в Сочи, и проводилась ли она под флагом Академии. Ко времени проведения данной конференции я был в Канаде! После моего возвращения в своем ответном письме от 1-го ноября 2004 года я показал, насколько удивительными были предположения. В 2004 году я закончил свои занятия и рабочие встречи в университете Летбриджа, а также в Центре дистанционного обучения в Альберте (Канада), провел свой отпуск в США, принял участие в конференции Российской Академии образования в столице Бурятии Улан-Удэ на Байкале, затем еще раз побывал в Канаде, в поездке по трем университетам – в контексте программ студенческого обмена между ЕС и Канадой. И таким образом, мне надо было найти время, чтобы организовать с М.Н. Берулавой конкурирующее мероприятие!? Президиум МАГО не заметил, что сам виноват ранее заявившихся участников конференции. В Канаде четыре коллеги (члены МАГО) заявили мне с большим раздражением о том, что они не смогли поехать в Новгород потому, что руководство конференции МАГО просто изменило сроки проведения конференции после того, как они уже забронировали свои билеты, которые они с большим трудом смогли сдать обратно.

40
Рукописное письмо Р.В. Кекка Р. Гольцу от 17.11.2004 (личный архив Гольца).

41 Keck, R.W. / Rudolph, M. / Whybra, D. / Grunder, H.-U. (2006) (Hrsg.): Modernisierung der Bildung – Modernisierung durch Bildung. Herausforderungen und Impulse. Baltmannsweiler: Schneider Verlag Hohengeheren


42 См. сноску 20

43 Beuchling, O. / Golz, R. (Eds.) (2005): Teaching Experiences in Canadian Schools. University of Magdeburg; Golz, R. (Ed.) (2005). Internationalization, Cultural Difference and Migration (...). Münster: LIT Verlag

44 Graumann, O. / Pevzner, M. / Rudolph, M. / Diel, I. (2010) (Hrsg.): Hochschule und Schule in der internationalen Diskussion: Chancen und Risiken neuer Entwicklungen. [Проблемы развития вуза и школы: новые возможности и риски.] [Universities and Schools: An International Burning Issue: Opportunities and Risks in Present-Day Developments.] Baltmannsweiler: Schneider Verlag Hohengehren

45 Конференция МАГО (2012) имеет тему «Концепции и стратегии обучения в течение всей жизни в международном контексте» и пройдет в этом году в Новгороде и Санкт Петербурге. Тема конференции в Сочи звучит: «Состояние и перспективы высшего образования в современном мире». Обе конференции состоятся на второй недели сентября 2012 года.


________________________________________________________________________

Немецккая версия:  https://sites.google.com/site/golzreinhard/international-academy-for-the-humanization-of-education

Comments